В Берлине пοκазывают выставку, пοсвященную Ферручо Бузони

Родители-музыканты постарались: при рождении они снабдили сына таким набором имен, что избежать судьбы художника ему было невозможно. Данте Микеланджело Бенвенуто Ферруччо Бузони – так полностью зовут знаменитого пианиста и композитора, которому посвятили большую выставку в Художественной библиотеке Берлина. Тосканец по рождению, Бузони (1866–1924) выбрал прусскую столицу в качестве новой родины и прожил здесь почти 30 лет.

Ферручо Бузони

Экспозиция «Бузони. Свободу искусству звука!» строится вокруг его архива, хранящегося в немецкой столице: 9000 писем, в том числе переписка с Рильке, Арнольдом Цвейгом и Бернардом Шоу, 600 фотографий, множество партитур, либретто и картин. Среди показываемого – портреты работы Умберто Боччони и Макса Оппенгеймера; много графики, от Эдуарда Мане до Макса Слефогта – тот иллюстрировал «Фауста», а среди опер Бузони было и «Осуждение Фауста», завершенное уже после смерти автора Филиппом Ярнахом.

Ферручо Бузони

Ноты и либретто показывают в огромном зале, где уместились и личный рояль, и личные вещи, и переписка с Арнольдом Шенбергом, Максом Либерманом, Гуго фон Гофмансталем, сестрой Густава Малера Эммой Розе-Малер и его женой Альмой Малер-Верфель. Здесь есть и первые издания, например фортепианной пьесы Шенберга оп. 11 № 2 (Бузони ее сильно поправил), а также пометы Шенберга на втором издании хрестоматийной книги Бузони «Эскиз новой эстетики музыкального искусства» (1916). Из множества фотографий выделяется групповой снимок, на котором запечатлены ученики композитора, среди них Курт Вайль и Владимир Фогель, учеником считался и Николай Набоков, кузен Владимира Набокова.

Монумент танцу

Самыми известными композициями Ферруччо Бузони являются его транскрипции произведений Иоганна Себастьяна Баха, в особенности переложение Чаконы из Второй партиты, в оригинале написанной для скрипки соло. Испанский народный танец с неизменной линией баса, в эпоху барокко ставший основой для изощренной полифонической композиции, Бузони адаптировал ко вкусам эпохи позднего романтизма – раннего модернизма. В его транскрипции Чакона превратилась в виртуозное произведение героико-романтического характера.

Популярность Бузони – пианиста и сочинителя – была велика, хотя, как писал один немецкий критик, его музыка всегда звучала слишком современно для консерваторов и слишком консервативно для модернистов. Бузони ценили в Баухаусе, его опусы звучали там в одних концертах с произведениями Стравинского и Хиндемита.

Он был остроумным собеседником и любил украшать письма многочисленными рисунками. Восторженные поклонницы звали его Лоэнгрином с белым галстуком, но их эмоции не уберегли его ни от бедности в 20-е, ни от ранней смерти. Сегодня о Бузони помнят скорее как о теоретике и пианисте экстра-класса, великом интерпретаторе Баха и Листа, его композиторское наследие редко достигает сцены. Тем не менее о 150-летнем юбилее вспомнили почти всюду, кроме, увы, России, хотя Бузони вполне «наш» – он год преподавал в московской консерватории, стал лауреатом первого Рубинштейновского конкурса как композитор, а его предвоенные гастроли породили бурную полемику вокруг принципов исполнительского искусства.








>> Челябинец вырастил дома 72 куста конопли

>> Ученые выяснили, чем болела героиня картины-символа США 50-х годов

>> Число подтопленных домов в селе Преображенка Приангарья увеличилось до 98-ми